Байбак в Павлодарской области

Изучением распространения и численности байбака в Павлодарской области занимались и ранее (Капитонов, 1966; Пакиж, 1967; Шубин, 1978). Его численность определяли в 200 тыс. голов. Освоение целинных и залежных земель наряду с интенсивным, но слабо контролируемым промыслом привело к сокращению ареала и численности байбака.

Предложенная нами методика «Учет байбаков на больших площадях» (Охота и охотничье хозяйство, 1971, № 12) впоследствии была усовершенствована и апробирована на других видах сурков. С 1978 г. заинтересованные организации (облпотребсоюзы, облохотобщества, облгосохотинспекции, охотустроительная партия Казохотрыболовсоюза) проводят учет численности этих зверьков. В Павлодарской области учетные работы проводили с 20 мая после расселения байбаков по гнездовым норам и выхода прибылых сурчат из нор. Вначале, объезжая на автомашине, определяли площадь массива, заселенного сурками. Затем закладывали учетные площадки так, чтобы были охвачены различные типы растительности и приуроченные к ним поселения сурков, отличающиеся различной плотностью населения. Учетные площадки размечали вешками через 100—200 м. Учетчики распределялись по линии на всю ширину размеченной площадки на расстоянии друг от друга не более 50 м. Двигались они одновременно, выдерживая дистанцию. Каждый на своей полосе регистрировал все гнездовые норы сурков и определял, жилые ли они. Две сурчины (бутана), расположенные на расстоянии до 50 м, считали принадлежащими одной семье. Общая площадь, охваченная учетом, составляла не менее 5 % обследуемого массива. Данные заносили на карточку. Учитывали только жилые гнездовые норы, для которых характерно наличие сурчины. На них бывает хорошо выраженная утрамбованная площадка, находящаяся на самом возвышенном месте и служащая наблюдательным пунктом для сурков. На жилой сурчине долго сохраняются выброшенные весной из норы остатки пробки, помет, частично гнездовая подстилка.

ЧИСЛЕННОСТЬ И РАЗМЕРЫ ДОПУСТИМОГО ОХОТХОЗЯЙСТВЕННОГО ИЗЪЯТИЯ БАЙБАКОВ В ПАВЛОДАРСКОЙ ОБЛАСТИ

После этого производили подсчет числа зверьков, обитающих в гнездовой норе (визуально в утренние и вечерние часы, когда зверьки наиболее активны), и рассчитывали, сколько их приходится в среднем на семью. А умножив среднее число зверьков в семье на количество гнездовых нор, получали общую численность сурков на учетной площадке. Для определения общей численности сурков во всем массиве полученные данные экстраполировали на его площадь. Размеры изъятия сурков рассчитывали в зависимости от плотности их населения. Мы брали за норму отлова зверьков для массивов со средней плотностью от 30 до 50 особей на 100 га в размере 10%, а для массивов 50 и более особей на 100 га — 15—20 % от общего поголовья. Поселения байбака в Павлодарской области имеются в пограничных районах с Кокчетавской, Целиноградской и Карагандинской областями. Территория восточной окраины ареала этого сурка неоднородна: на севере — продолжение Приишимских степей, на юге — Казахский мелкосопочник. Сплошных поселений байбака почти нет. Это, видимо, связано с тем, что здесь он живет на окраине видового ареала, в экстремальных для вида условиях, с особенностями климата (увлажнение-усыхание) и продолжающейся распашкой целинных земель. Сурки сохранились лишь на целинных землях, по балкам и их днищам, низинам, буграм, опушкам колков, плотинам, долинам ‘ и берегам рек, участкам, засеянных травами, и по краю полей, каменным россыпям, обрывам и пастбищам вокруг озер. Восточная граница распространения байбака прерывистая и начинается от северо-восточного побережья озера Селетытениз, через поселок Голубовка идет к озеру Жалаулы и далее по рекам Карасу, Шидерты, Куртыозек и Ащису, через поселок Алексеевка подходит к северным отрогам гор Кызылтау.

Таким образом, с учетом непромысловых поселений в Павлодарской области численность байбака составляет 32,0— 35,0 тыс. голов (см. табл.). Заготовку шкурок байбака в Павлодарской области проводят с 1932 г. За 52 года здесь заготовлено 55 179 шкурок. До 1963 г. заготовки по большей части носили случайный характер, и было заготовлено всего 1650 шкурок, а с 1963 г.— 53 529, в том числе после 1978 г.— 22 359, или 45 % от всех заготовок.

Помимо шкурок, промысел сурков дает жир и мясо, используемые населением в пищу и в лечебных целях. С одного1 сурка, добытого в конце лета, в среднем получают 500 г жира (максимально — 1500 г) (Исмагилов, Лобанов, 1974) и до 2,5 кг мяса.

В Казахстане сурчиный жир принимают у охотников областные общества охотников и рыболовов по заготовительной цене 2 руб. 90 коп. за 1 кг. С 1974 по 1982 г. обществами заготовлено 126 т сурчиного жира, в том числе в Павлодарской области 11,1 т, или 8,8% от всех заготовок. Мясо байбака некоторые охотники используют для личного потребления. В области сейчас ежегодно можно заготавливать до 2 т жира и 7,5 т мяса.

Вопрос сохранения и увеличения численности сурков в Павлодарской области в связи с продолжающейся распашкой целины заслуживает особого внимания. Некоторые меры уже приняты. Так, промысел сурков разрешается только охотникам, постоянно проживающим в Павлодарской области, имеющим охотничьи билеты, договора с заготовительной организацией и именные лицензии, выдаваемые областной госохотинспекцией. Охраняют сурчиные угодья инспектора облгосохотинспекции и охотники облпотребсоюза, занятые на промысле.

В заключение считаем необходимым указать, что только в результате использования единой методики учета численности сурков на территории Казахстана мы получаем более или менее достоверные сведения о размещении и численности этих зверей. На этом основании в последние годы составляют ежегодные прогнозы размеров добычи сурков. С целью дальнейшего решения «сурчиной проблемы» в Казахстане необходимо все сурчиные угодья приписать заготовительным организациям: промысел сурков вести только капканами, по способу переменных заказников, оставляя необловленной на каждом промысловом участке 30 % территории. Капканы лучше переоборудовать, как это делают сурколовы Павлодарской области: на капкан № 3 ставят рамочные скобы и дополнительные пружины, а затем настраивают их на определенное давление. В этом случае, за небольшим исключением, ловятся только взрослые особи.

В, ЛОБАНОВ,
старший научный сотрудник Казахстанского отделения ВНИИОЗ
А, СПИРИДОНОВ,
начальник Павлодарской государственной охотничьей инспекции

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий