Лось в охотничьем хозяйстве Эстонии

При эксплуатации популяции лося мы должны руководствоваться в первую очередь Законом СССР «Об охране и использовании животного мира», который установил, что для предотвращения ущерба народному хозяйству численность некоторых видов животных подлежит регуляции. Требуется также, чтобы в ходе проектирования и проведения различных работ, в том числе и в ходе лесопользования, предусматривались и осуществлялись меры для сохранения мест обитания и размножения животных, чтобы обеспечивалась неприкосновенность мест, имеющих особую ценность, как среды их обитания.

Учитывая интересы охотничьего хозяйства и желая достичь большой численности лося, а тем самым более высокой нормы его отстрела, мы вступаем в противоречие с основными целями лесоразведения, наносим существенный ущерб молодым лесам. Последние два десятилетия численность лося в Эстонии быстро возрастала, и ареал его расширился, а стало быть, увеличились и причиняемые им потравы. Об этом говорят официальные отчеты и многие выступления специалистов в печати и на конференциях.

Информации о том, какой доход получают от популяции лося и сколько поступает от него продукции в общественный фонд потребления, почти нет или же она слишком скудна.

Попытаемся восполнить этот пробел некоторыми примерами из отчетности по охотничьему хозяйству и примерами практически внедренных мероприятий (табл. 1).
Численность и отстрел лосей с 1972 по 1983 г.
Из отчетов об отстреле лосей с 1972 по 1983 г. — за двенадцать лет — выясняется, что в Эстонской ССР было отстреляно 60 618 лосей, то есть ежегодно 4—5, 9 тыс. особей (в среднем 5052 лося). От лицензий, реализованных на отстрел этих животных, поступило 3, 6 млн. руб. — 300 тыс. руб. в год. В то же время было передано государственным заготовительным органам, предприятиям общественного питания и другим организациям более 37, 9 тыс. лосиных туш, что составляет 62, 6 % от общего числа отстрелянных животных. В среднем за год это составляет 3162 лося, или 443, 4 т лосиного мяса. За все переданное государству лосиное мясо обществу охотников Эстонской ССР (за реализованное им мясо) и Министерству лесного хозяйства и охраны природы Эстонской ССР (за лосиные туши, реализованные из государственных охотхозяйств) перечислено 8 млн. руб., что составляет 666, 6 тыс. руб. в год.

Чтобы подсчитать общий доход от лосей, примем во внимание и лосиное мясо, которое остается у охотников. Это 22 674 лося, что составляет 3180 т мяса общей стоимостью 4770 тыс. руб., или 397, 5 тыс. руб. в год.

Кроме денежного дохода, получаемого от лосиного мяса, необходимо, естественно, учитывать ценность этого мяса с точки зрения здорового питания, превышающую ценность обыкновенной говядины. Природная, естественная кормовая база обусловливает содержание в лосином мясе важнейших витаминов (В1, В2, РР), от двух до четырех раз превышающее содержание их в говядине. Считается, что лосиное мясо особенно полезно больным, страдающим нарушениями обмена веществ и болезнями кровеносной системы, оно по праву считается деликатесом. Эти достоинства нелегко выразить в деньгах, не отражаются они и в утвержденной розничной цене.

Передача лосиных туш государственным заготовительным органам не обеспечивает их обработку раздельно от мяса домашних животных и изготовление из них деликатесных изделий по специальным рецептам.

В 1981 г. при Раквереском и Тартуском лесхозах на базе исключенных из крупного производства маслозаводов были созданы цеха обработки мяса диких животных. Основное сырье для них — лосиное мясо. Сейчас в Раквереском лесхозе ежегодно изготавливают 226 тыс. и в Тартуском лесхозе до 100 тыс. банок консервов (по 250 г каждая), используя 108, 7 т лосиного мяса, что дает продукцию стоимостью в 456, 4 тыс. руб. Эти цеха ведут переработку и других видов побочной лесной продукции: меда, цветочной пыльцы, воска, березового сока и так далее.

В г. Раквере организован фирменный магазин «Диана», где, кроме различных даров леса, продаются консервы из мяса диких животных.

Количеству отстрелянных лосей соответствует и количество лосиных шкур, которые, как известно, подлежат обязательной передаче государственным заготовительным органам. Средняя заготовительная цена такой шкуры — 15 руб., что дает охотничьему хозяйству дополнительно 75, 8 тыс. руб. в год.

На протяжении десятка лет в дубильной мастерской в г. Кареда, подчиненной обществу охотников ЭССР, изготовляют декоративные ковры из 900 шкур лосей. Согласно их средней реализационной цене, это дает еще 99 тыс. руб. Начато дубление камуса лося для изготовления мужских шапок. Розничная цена шапок пока не утверждена, поэтому прибавлять доход от них к общему доходу несколько преждевременно.

Уже несколько лет лесхозы скупают сброшенные рога лосей. Из них изготовляют мелкие сувениры: брелки для ключей, шариковые ручки, настольные гарнитуры. К сожалению, их производство неоперативно из-за бюрократического, негибкого делопроизводства в художественном совете и при утверждении технических условий и цен. Поэтому до настоящего времени общий объем подобной продукции невелик и существенного влияния на общую сумму дохода от лося не оказывает.

Интересно отметить, что в консервном цехе Раквереского лесхоза кости лосей, не находившие раньше применения, теперь дробят и реализуют как ценную кормовую пасту для звероводческих ферм по цене 40 коп. за 1 кг. За год это дает 8 тыс. руб., что не так уж мало. И вот из перечисленных выше отдельных частей мы можем сложить получаемый за год доход (табл. 2).

Доходы, получаемые от добычи лосей

Таблица 2. Доходы, получаемые от добычи лосей

Таким образом, мы можем высчитать доход от одного отстрелянного лося, что составит 396, 52 руб. в год. Расчеты сделаны с использованием минимальных расценок и не завышены.

Среди наших охотничьих угодий для обитания лося пригодно всего 44 %, то есть 1, 7 млн. га. Таким образом, лосиные угодья дают с каждых 1000 га 1178, 35 руб. дохода в год. Общий доход от охотничьих угодий в Эстонской ССР выше, нежели в других союзных республиках. В 1982 г. он составлял 385 руб., а в 1983 г. — 443 руб.

По данным бонитировки оптимально численностью лося у нас считается 4 особи на 1000 га. По данным же отстрела с каждых 1000 га добывают 3 лося, что указывает на плотность населения популяции, превышающую оптимальную. Отсюда — обоснованные упреки лесоводов, вызванные потравами лосей в лесных (сосновых) молодняках, которых у нас (в возрасте до 20 лет) 61, 5 тыс. га.

Исследования показывают, что больше других страдают от лося 11—15-летние сосновые молодняки. При этом определенную роль играют высота насаждения, толщина снежного покрова и, в большей мере, полнота насаждения. Чем больше полнота — тем меньше повреждений. Лесных культур, погибших от потравы дикими животными с 1975 по 1982 г., насчитывается 267 га. Ущерб оценен в 60 тыс. руб. в год. Если сравнить это с доходом, получим 1: 33 в пользу дохода.

Многие исследователи (Мяки-Койола, 1981; Хаукиоя, 1981), в том числе специалисты Эстонского института леса, проводя в Лахемааском национальном парке в 1977—1979 гг. исследования, выяснили, какой корм предпочитает лось. Оказалось, что на первом месте в его рационе стоят можжевельник, ракита и другие виды ив, затем осина, рябина и сосна. Все зависит от того, в какой мере корм содержит вещества, ядовитые для микроорганизмов желудка. В соответствии с этим можно оценивать растворимость питательных веществ, содержащихся в этих древесных породах. Из-за повышенной кислотности ель не устраивает лося. Растворимость питательных веществ березы и ольхи ниже наполовину. Так как сосна хорошо усваивается организмом лося и имеет много побегов, в сосновых молодняках на небольшой территории для него много легкодоступной пищи. Чем больше снега, тем труднее доставать побеги других пород. Глубокий снег отнимает много энергии при передвижении, поэтому лоси предпочитают молодые сосны, а в голодное время объедают что попадается.

Возможно, слишком высокая численность лосей продержится в наших лесах еще долго. Из этого можно извлечь существенный доход для народного хозяйства. Но надо искать способы ведения хозяйства, при которых высокая численность лосей не влекла бы за собой ущерб сосновым молоднякам.

Во-первых, нужна правдоподобная и оперативная информация о потравах. Ее мы получим, если лесное ведомство будет вести учет потрав, причиненных лосями, с большей ответственностью, чем до сих пор.

Во-вторых, лесхозы должны точнее определять численность лосей на своей территории и более продуманно проводить охоты.

Опыт ГДР (Neckerman, 1982) говорит о том, что охотами можно вытеснить диких копытных на определенные участки. На первых порах это кажется трудным делом. Но удаление лосей из лесных молодняков при помощи биотехнических мероприятии — дело реальное.

Совершенно ясно, что вместо жалоб на лосиные потравы и нанесенный животными ущерб лучше защищать леса, обогатить кормовую базу лосей при помощи биотехнических мероприятий. Многие из таких мер введены Министерством лесного хозяйства и охраны природы Эстонской ССР как обязательные для всех, кто занимается развитием лесного хозяйства. Добыча пяти и более тысяч лосей в год — это большая работа, особенно если идет выборочный отстрел, с учетом продуктивности популяции, что крайне важно, так как для улучшения кормовой базы лосей пока сделано очень мало.

Представляется, что в будущем необходимо организовать ведение лесного хозяйства в государственном секторе. При соблюдении интересов как лесного, так и охотничьего хозяйства организация соответствующих работ даст большой экономический эффект.

В наших охотничьих угодьях сформировался видовой состав диких животных, соответствующий природным и кормовым условиям. И мы должны вести хозяйство с максимальным коэффициентом полезного действия и для охотников, и для природной среды, учитывая при этом воздействие человеческой деятельности на биотопы.

В центре внимания охотников и охотничьих коллективов должна оставаться оптимальная численность дичи. Нельзя считать целесообразным, чтобы предпочтение отдавалось одному какому-то виду животных, например, лосю, а такой классический объект охоты, как заяц, предавался бы забвению. Кстати, сокращения его численности нам не удается преодолеть в течение довольно продолжительного срока.

Мы занимаемся охотничьими делами на общественных началах, в свободное от основной работы время. Это очень важное и нужное дело, так как для многих людей сама охота, охотничьи традиции, развитие культуры охоты важны и необходимы. Охота имеет свою долгую историю и занимает нынче достойное место в социально-экономическом развитии общества.

Ф. НЫММСАЛУ, первый заместитель министра лесного хозяйства и охраны природы Эстонской ССР, председатель республиканского общества охотников и рыболовов Эстонской ССР

Лоси кормятся в лесных урочищах, что повышает ценность лосиного мяса

Лоси кормятся в лесных урочищах, что повышает ценность лосиного мяса. Фото А. СЕВАСТЬЯНОВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий