Международная встреча сокольников

В конце октября 1984 г, мне довелось участвовать в международной встрече, организованной словацким и чешским республиканскими клубами сокольников. Встреча проходила на самом юге страны, в живописном пригороде г. Таланта. Выбор места был очень удачен, поскольку открытые и совершенно ровные пространства придунайской низменности, перемежающиеся лесопосадками и редкими перелесками, как нельзя лучше подходят для напусков ловчих птиц.

Сокольники размещались в небольшом, удобном отеле: всего собралось 110 официальных участников из 7 стран. Самыми многочисленными после хозяев оказались делегации Венгрии, Австрии и ФРГ; были также представители ГДР, Польши и СССР.

1. Среди беркутов одной из лучших на встрече была самка Тайга.

Охотники привезли на встречу ловчих птиц 9 видов, среди которых по количеству доминировал ястреб-тетеревятник (этих птиц имели более половины охотников). Популярность тетеревятника связана с его относительно высокой численностью, прекрасными ловчими качествами и простотой дрессировки. В большинстве европейских стран сокольникам разрешается отлавливать в природе именно тетеревятника (вместе с Перепелятником, а кое-где и пустельгой). Орлы и крупные соколы, занесенные в Красные книги разного ранга, изъятию из природы не подлежат, Для охоты такие птицы могут быть использованы только в случае, если они рождены и выращены в специальных питомниках. Из этой категории на встрече были 12 беркутов, 5 сапсанов, 5 балобанов, кречет и лаггар. Был и один ястребиный орел — очень интересный и совершенно неиспользуемый нашими сокольниками хищник. К несчастью, еще до начала охоты, во время тренировки, он сел на опору электролинии и был убит током. Этот случай стал печальной иллюстрацией серьезной экологической проблемы — гибели хищных птиц на проводах.

В организационном отношении встреча проходила четко, по традиционной для подобных мероприятий программе. Почти все светлое время суток отводилось выездам в угодья и охоте, а по возвращении в отель сокольники имели все возможности для обсуждения прикладных и теоретических вопросов, дискуссий «за круглым столом» по актуальным проблемам соколиной охоты и, конечно, для интереснейших и полезных кулуарных бесед. В специальном зале демонстрировались кинофильмы, из которых запомнились ленты методического характера словацких сокольников и фильм венгерской делегации о работе центра по лечению и возвращению в природу травмированных и больных хищных птиц. «Аудиторная» часть программы проходила очень активно и плодотворно, но все же стержнем встречи, ее основой была охота.

2. Старая самка тетеревятника, с которой хозяин охотился около 10 лет.

Организаторы разделили сокольников на четыре группы, две из которых составляли охотники с ястребами, третью — с беркутами, четвертую — с соколами. Эти команды охотились в разных угодьях, причем каждый день на новых местах. Что же эти угодья из себя представляли? На 90 % — поля озимых, кукурузная либо пшеничная стерня, неубранные плантации сахарной свеклы. Монотонность агроландшафта нарушалась незначительными по площади забурьяненными неудобьями. Клетки полей разделены лесополосами и дренажными канавами с куртинами невысокого тростника. Почти повсюду в поле зрения — поселки, а то и пригороды какого-нибудь районного центра.

Очень характерно, что встреча проходила за неделю до официального начала охоты и сокольники, таким образом, получали серьезную привилегию. Подобная практика давно устоялась и полностью оправдана, ибо по количеству добыча охотников с птицами не идет ни в какое сравнение с ружейной, шума в угодьях при соколиной охоте не бывает и, что весьма существенно, не бывает подранков.

Раннее утро первого дня охоты. Парадное построение. Сокольники в зеленой охотничьей униформе и шляпах с перьями стоят длинной шеренгой. У каждого на красиво отделанной кожаной перчатке его крылатый помощник. Торжественно звучат охотничьи рога и валторны. После краткой приветственной речи председателя словацкого клуба сокольников И. Мароши команды рассаживаются по своим автобусам, и вскоре мы в угодьях.

…По краю зеленого поля озимых растянулись цепью охотники с тетеревятниками. По команде распорядителя цепь двинулась вперед. На поднявшуюся дичь ястреба разрешается напускать только тому, из-под кого эта дичь пошла. После напуска другие сокольники останавливаются и продолжают движение лишь после того, как напустивший вновь возьмет своего ястреба на руку. Это правило, соблюдается возможно строже, так как при одновременном посыле на дичь двух ястребов они нередко бросаются друг на друга, а это почти всегда имеет плохие последствия. То тут, то там, порой из-под самых ног, выскакивают русаки и несутся по озими. Зайцев много, и среди массы молодняка выделяются «профессора», ловко и уверенно уходящие мощной сметкой из-под когтей тетеревятника.

Большинство ястребов, вложившись в последний бросок, после про лова прекращают преследование и садятся на землю. Однако некоторые, демонстрируя прекрасные скоростные качества и завидную’ вязкость, гонят зверя и 100 и 200 м, производя при этом несколько атак, и в конце концов ловят его. Но это еще не высший класс — «профессора» есть и среди ястребов. Это те, что при хорошей скорости обладают и отменной техникой залова. Они могут взять матерого русака на 4— 5 кг с первой атаки. Здесь уже синтез искусства сокольника, физических данных птицы и ее опыта.

3. Сокол-сапсан — самая быстрая и красивая ловчая птица.

Озимь осталась позади. Цепь охотников подравнивается: впереди ее ждет поле только что скошенной кукурузы с вклинившимся прозрачным перелеском и дренажными канавами — явно фазаньи места. Охотники идут настороженно, они полны внимания. Подбираются и ястреба, их перья прижаты, зоркие глаза ловят малейшее движение. Вдруг совсем близко с шумом взмывает первый петух. Ближайший охотник с азартным криком бросается наперерез и на ходу сильным, но плавным взмахом посылает своего ястреба вперед. Такое стартовое ускорение лишает уже набиравшего было скорость фазана все) преимуществ. Ястреб тут же достает его и, нырнув под петуха, одновременно печерез крыло на спину, хватает его снизу. Все происходит мгновенно, и через пару минут об удаче напоминает лишь огненный фазаний хвост, торчащий из сумки счастливого охотника.

Цепь движется дальше, но, конечно, далеко не у всех дела идут столь успешно. Напустить ястреба накоротке — это уже удача. Чаще же фазан успевает разогнаться, и тогда задача ястреба становится очень сложной, редко какой выдерживает напряженную стайерскую гонку и не позволяет фазану уйти в спасительный тростник или заросли ежевики. Приблизительный подсчет показал, что на один успешный напуск в среднем приходилось не менее 10—15 безрезультатных.

Охота команды с беркутами на зайцев по своему проведению принципиально от ястребиной не отличается. Беркут не имеет такого стартового рывка, как тетеревятник, и после напуска заяц успевает уйти далеко вперед. Затем расстояние начинает неуклонно сокращаться, хотя полет орла и не производит впечатления стремительного (обманывают размеры птицы), и метров через сто заяц бывает настигнут. Большинство привезенных на встречу беркутов были хорошо подготовленными рабочими птицами. Запомнилась крупная самка из ФРГ по кличке Тайга, на счету которой за 10 охотничьих сезонов более 200 зайцев, несколько лисиц, 4 косули и молодой волк.

Совершенно своеобразна охота с соколами. Сокольники, сопровождаемые несколькими легавыми и группой болельщиков, останавливаются у начала дренажной системы, заросшей тростником и кустарником, где, наверняка, проводит день немало фазанов. От группы отделяется охотник с самцом сапсана, который кажется неожиданно маленьким и прямо-таки игрушечным в причудливом ярком клобучке на голове и с традиционными бубенцами на лапах. На основание хвоста хозяин прикрепляет крохотный, размером с ноготь, радиопередатчик. Теперь, куда бы птица ни улетела, ее можно будет найти. Вот клобучок снят, сокол немного посидел, привыкая к яркому свету, распушил перья, встряхнулся и, легко взмахнув крыльями, поднялся в воздух. Он полетел на ветер, постепенно набирая высоту, развернулся назад, прошел высоко над хозяином и скрылся впереди за лесополосой. По команде руководителя собаки начали поиск, и вся группа вслед за сокольником двинулась вдоль фазаньих зарослей. Сокол в это время уже летал на стометровой I высоте широкими кругами, держа в центре хозяина и снующих по тростнику пойнтеров. Иногда птица отлетала слишком далеко, превратившись в черную точку; тогда хозяин криками и взмахами вабила (голубиные крылья на твердом основании, привязанные на двухметровый шнур) возвращал ее назад.

4. С балобаном можно охотиться не только на птиц, но и на зайцев.

Первая стойка не заставила себя ждать, но молодая собака не удержалась и без команды бросилась в кусты. Самка фазана взлетела в тот момент, когда сокол, уйдя далеко вперед, разворачивался на обратный курс. В пологом снижении он бросился в погоню, каждую секунду увеличивая скорость. Пронесся низко над нашими головами и, немного не достав фазанку, успевшую нырнуть в лесополосу, взмыл свечой в небо. Пока раздосадованный хозяин собаки занимался с ней повторением пройденного, кортеж двинулся вперед и сразу вновь остановился.

Стойка! Теперь все было по правилам. Сокольник крикнул сапсана, да тот и сам увидел замершего пойнтера, зашел с набором высоты на ветер и занял идеальную для атаки позицию. В тот же момент собака была послана, и с громким хлопаньем, почти вертикально вверх, из тростника вырвался петух. Он уже сложил хвост и стал постепенно отклоняться по ветру, переходя на характерный скользящий полет. Сапсан резко завалился через крыло и вошел в крутое пике. Через мгновение скорость такова, что различим только соколиный контур да слышен приводящий в трепет сердце сокольника шуршащий свист. Траектории птиц пересеклись, сокол взмыл, гася скорость, и с разворота пошел вниз на летящего комом к земле петуха, а ветер уносил горсть медных перьев из основания фазаньей шеи, куда пришелся разящий удар острых когтей…

Вечером, в густых осенних сумерках, при свете воткнутых в землю факелов на травяной площадке выкладывается вся добытая за день дичь. Снова звучат трубы, распорядитель охоты поздравляет сокольников с удачей и благодарит хозяев. Завершая церемонию, он по традиции провозглашает: «Соколярству здар!» («Да здравствует соколиная охота!»). «Здар!» — подхватывает замерший строй сокольников в мерцающих отблесках огня.

Скрупулезный протокол сообщил, что за три дня охоты были добыты 164 зайца, 40 фазанов, 12 грачей, кряква и… две серые полевки, ставшие жертвами самого маленького, но особо верткого самца тетеревятника.

В последний день на городском спортивном аэродроме при большом стечении зрителей была устроена демонстрация дрессировки ловчих птиц, их свободных полетов и показательные напуски на фазанов. Кроме того, присутствующие получили краткую, но достаточно полную информацию по биологии увиденных ими хищных птиц, которая, несомненно, оставит более глубокий след, чем любая обычная лекция.

Каковы же характерные черты современной соколиной охоты? В чем причина пробудившегося к ней интереса? Главное, пожалуй, в том, что это не только романтика древности, радость общения и непередаваемое чувство контакта с удивительным крылатым помощником: в последние годы сокольники решают и серьезные прикладные задачи. Во многих странах ловчие соколы и ястребы с большой эффективностью используются на аэродромах для предотвращения столкновений самолетов с птицами.

Несут они службу и по защите сельскохозяйственных культур от нежелательного скопления больших масс птиц. Немалый вклад сокольники вносят в охрану хищных птиц: ведь почти все питомники по разведению редких видов обязаны своим рождением именно этим людям.

Прошедшая встреча убедительно подтвердила, что старинная охота имеет сегодня хорошие перспективы, она по-настоящему спортивна и, главное, очень созвучна современным экологическим идеям.

Все фото – автора.

А. СОРОКИН, старший научный сотрудник ВНИИ охраны природы и заповедного дела МСХ СССР, кандидат биологических наук

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий