Можно ли назвать это рефлексом?

К самой ранней юности относится мое увлечение великолепной непревзойденной по красоте и благородству породой, гордостью русского собаководства — псовыми борзыми, породой, которую я и повела с 1924 года (и продолжаю это делать до сих пор).

Много перебывало у меня борзых за эти долгие годы, разные они были и по характеру, и по интеллекту, много примеров, характеризующих редкую сообразительность, привязанность, и, как мы, собаководы, говорим — ум, могла бы я привести. Попадались, разумеется, и «ограниченные» собаки, но разве среди людей не бывает ограниченных и просто глупых? Так и у животных.

Приведу только один пример. (Ко времени, о котором пойдет речь, Сильва была старшей в моем «борзом хозяйстве» и умело поддерживала свой авторитет).

Так вот, самой большой «умницей» была одна из первых моих собак — чемпион Сильна (дочь моего же чемпиона Сипая).

Е. Ф. Дезор с борзыми Похвал, Милый и Шалость. 1960 г.

У молодой борзой Лады должны были появиться щенки. Естественно мы все подготовили к этому событию. Было организовано укромное просторное «гнездо» в тихом углу большой комнаты, и Лада уже его «обжила».

В предполагаемый день ощена она была совершенно спокойна, никаких признаков, что щенки появятся скоро, не было, и под вечер мы с мужем зашли, как это бывало, к соседям по квартире.

Сидим, пьем чай, разговариваем. Вдруг слышим — лает собака у нас в комнате, за стеной, и таким громким, хриплым басом!

Так как борзые лают чрезвычайно редко, мои же вообще никогда не позволяют такого, несвойственного псовым борзым признака,— мы даже не поверили своим ушам! Бросились со всех ног к себе…

Сильва в большом волнении стояла у дверей комнаты и лаяла! Как только мы вошли, она с лаем же кинулась во вторую комнату, спальню. И что же мы там увидели?

Постель вся разрыта. Все в пуху от разорванной подушки. А на кровати Лада, устроив себе уютное гнездо, явно собирается именно здесь подарить мне свое потомство!..
Разумеется, она была срочно, со всеми предосторожностями, водворена на мест», и очень скоро появился первый щенок.

Нам все стало ясно: Сильва, возмущенная поступком Лады, посмевшей обосноваться на единственном запретном месте, куда не допускались у нас собаки (на кровати), решила предупредить хозяев о подобном нарушении закона. Но как?.. Нас нет. Двери в коридор закрыты. Она слышит наши голоса из комнаты соседей, но она не может прибежать к нам, позвать… И тут она впервые за свою восьмилетнюю жизнь извлекает из себя басистый, хриплый от непривычности и отчаяния лай. И лает громко, призывно: «Скорее сюда! Здесь непорядок!.. Я ничего не могу поделать!..»

Милая моя старушка-Сильва! Если бы не она, родились бы Ладины щенки «в запретной зоне» — со всеми вытекающими последствиями.
Сильва прожила у меня 13 лет. Больше она никогда не лаяла!

ЖИГАН
Я ему говорю: «Все давно
уже спят,
Уходи поскорей!» И ловлю
Я в ответ умоляющий,
преданный взгляд,
И во взгляде читаю: «Люблю!»

Снег ли, дождь за окном,
Он часами стоит. Он боится
меня рассердить.
И молчит. И не смеет войти
в этот дом.
Он умеет покорно любить.

Приласкаю его, а потом
прогоню
И калитку запру на затвор.
Но не страшны запоры
и двери ему,
Он прыжком одолеет забор.

И едва лишь вернусь я к себе
со двора,
Слышу: снег под окошком скрипит.
Он опять на посту. И опять
до утра
Он, как нищий, покорно стоит.

Мне порой его жалко бывает
до слез,
Но впустить его в сени нельзя.
Он… чужой. Он — огромный,
взлохмаченный пес.
Как он преданно любит меня!

Е. Дезор

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий